23 марта 2017 г. в 06:10

«Я улетал, чтобы вернуться»

Сергей Авдеев

74-й космонавт, Герой России

Сергей Авдеев

—Первый выход в открытый космос совпал с днем рождения младшей дочери Клементины. На вопрос: «Где папа?», она подбегала к моей фотографии или указывала на небо.

Началом космической эры принято считать 4 октября 1957 года, когда Советским Союз запустил первый искусственный спутник Земли «Спутник-1». С того времени минуло 60 лет. Но, несмотря на технический прогресс, инновационные разработки о масштабном освоении космоса говорить пока не приходится. Профессия космонавта по-прежнему остается уникальной, и люди, побывавшие в космосе, буквально наперечет. С чем связаны трудности освоения космоса? Об этом и многом другом рассказал порталу «Бизнес России» летчик-космонавт Сергей Авдеев.

СПРАВКА «БР»: Сергей Васильевич Авдеев, 74-й космонавт. Провел в космосе в общей сложности более двух лет (747 суток). Десять раз выходил в открытый космос, включая работу в разгерметизированных модулях. Родился 1 января 1956 года в Чапаевске, Куйбышевская область. В 1979 году окончил Московский инженерно-физический институт по специальности «Экспериментальная ядерная физика». В 1986 году окончил заочную аспирантуру МИФИ, кандидат физико-математических наук. B марте 1987 года отобран в отряд космонавтов. Первый космический полет выполнил 27 июля 1992 года – 1 февраля 1993 года в качестве бортинженера КК «Союз ТМ-15» и ОК «Мир» по программе ЭО-12/«Антарес». Стартовал вместе с Анатолием Соловьёвым и Мишелем Тонини. Второй космический полет выполнил 3 сентября 1995 года – 29 февраля 1996 года в качестве бортинженера КК «Союз ТМ-22» и ОК «Мир» по программе ЭО-20/«Euromir-95» вместе с Ю. Гидзенко и Т. Райтером (ЕКА). Работал на станции вместе с А. Соловьёвым и Н. Будариным (ЭО-19), Ю. Онуфриенко и Ю. Усачёвым (ЭО-21), а также экипажем «Атлантиса» STS-74. Третий космический полёт выполнил 13 августа 1998 года – 28 августа 1999 года в качестве бортинженера КК «Союз ТМ-28» и ОК «Мир» по программе ЭО-26 вместе с Г. Падалкой и Ю. Батуриным и ЭО-27 вместе с В. Афанасьевым и Ж.-П. Эньере (Франция). В настоящее время работает в ЦНИИмаш в г. Королёв. Обладатель звания Герой Российской Федерации, награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» II степени, орденом «За заслуги перед Отечеством» III степени, медалью «За заслуги в освоении космоса» (NASA), Кавалер ордена Почетного легиона (Франция). Почетный гражданин города Чапаевск Самарской области и ряда других городов разных стран мира.

— Сергей Васильевич, позвольте начать издалека. Как Вы решили стать космонавтом? Что Вас вдохновляло?

— У каждого свой путь. В юности я даже и не думал о космонавтике. Все получилось само собой. А мечтал я быть физиком, физиком-ядерщиком. Уже в восьмом классе я твердо решил поступать в МИФИ на факультет теоретической и экспериментальной ядерной физики. В старших классах я параллельно учился в заочной школе абитуриентов при  МФТИ, получая задания через журнал «Квант». Также активно занимался легкой атлетикой, отдавая предпочтение прыжками в высоту. В составе команды юношеской спортивной команды часто выезжал на сборы и соревнования. Во время выпускных экзаменов в школе мне было не до тренировок, но плановые спортивные соревнования я не пропускал. Вот на одних таких соревнованиях фактически без тренировок сдал на первый разряд по прыжкам в высоту. Более того, добился своей цели, которую поставил для себя, как бы, в шутку: к концу 10 класса побить мировой рекорд, хотя бы женский. Тогда он был где-то 192-193 см. Я прыгнул на 196 см. Это, можно сказать, моя первая высота. Потом были веселые студенческие годы, дружные компании, президентство в неформальном молодежном клубе МИФИ имени Рокуэлла Кента, туристические походы, активная общественная жизнь. Все это не мешало, однако, упорной учебе. Кроме того, я продолжал заниматься спортом — стал кандидатом в мастера спорта по легкой атлетике (мой личный рекорд — 2 м 5 см), также увлеченно занимался командными играми — волейболом, баскетболом.

Еще будучи студентом МИФИ, я работал над проектом в области астрофизики. Переход в НПО «Энергия», которое сейчас называется Ракетно-космической корпорацией им.С.П.Королева, стал логичным продолжением моей студенческой работы. Уже работая в «Энергии», я поступил в аспирантуру при МИФИ. Но без спорта я не представлял жизни. Уточню, что корпорация «Энергия» находится в Королеве, в то время город назывался Калининград. Как-то так получилось, что не найдя рядом в городе спортивной секции, пришел в ансамбль эстрадно-спортивного танца в местном Дворце культуры им. Калинина, клюнув на слово «спортивный». Неожиданно для себя стал солистом ансамбля. Последовали выступления, концерты, публикации в журнале «Советский балет» об ансамбле, в которых упоминалось и обо мне… Это увлечение привнесло в мою жизнь дополнительные красоты и романтику — там я встретил свою будущую жену Марию Побединскую, с которой мы вместе более 30 лет.

И вот в это время, когда я был поглощен научной работой в сфере космофизики и своими успехами в мире танцевального искусства, приятель мне сообщил, что в НПО «Энергия» существует отряд космонавтов, точнее, его часть — отряд гражданских космонавтов. Мой проект, над которым я работал в «Энергии», был связан не только с созданием чисто автоматических научных спутников, но и с участием космонавтов в их работе на орбите Земли. Это и побудило меня перейти в отдел «отряд космонавтов». На дворе был 1985 год, когда я подал заявление в отряд, не очень веря на успех, но все же надеясь на благополучный исход. Успешно сдал технический экзамен, прошел медкомиссию — и стал космонавтом восьмого набора в компании с пятью военными летчиками.
Сергей Авдеев

Сергей Авдеев в студенческие годы.

— Как Вы готовились к первому полету? Какой полет из трех был сложнее?

— Я затрудняюсь сказать, какой полет был самым сложным — каждый по-своему труден и интересен. В любом случае, к каждому полету необходимо было тщательно подготовиться и физически, и технически, и морально. Обычно перед полетом проходят подготовку в составе дублирующего экипажа. А перед первым полетом  я прошел еще и этап дополнительного, резервного экипажа. Всему же этому предшествовала  общекосмическая подготовка, которая включала в себя очень широкий спектр специальных тренировок, испытаний, лекций и практических занятий: 35 прыжков с парашютом, 30 часов налета на учебном самолете Л-39, водолазная подготовка и многое другое.

Первый полет я совершил в качестве основного бортинженера с командиром Анатолием Соловьевым и астронавтом Мишелем Тонини из Франции. Стартовали 27 июля 1992 года. Длительность полета — почти 189 суток. Четыре раза я выходил в открытый космос. Мы с Соловьевым смонтировали выносную двигательную установку на внешней поверхности станции «Мир», которая действовала долгие годы. Первый выход в открытый космос совпал с днем рождения младшей дочери Клементины. Ей исполнилось год. К слову, после моего возвращения она долго не могла признать меня. На вопрос: «Где папа?», она подбегала к моей фотографии или указывала на небо.

Второй раз я летал с Юрием Гидзенко и Томасом Райтером (Германия) из отряда Европейского космического агентства. Старт состоялся 3 сентября 1995 года, полет длился 179 суток. Во время этого полета было несколько выходов в открытый космос. Необычность одного из них заключалось в выходе внутрь разгерметезированного модуля. Эта работа длилась более 5 часов.

Может быть, наиболее трудным для меня оказался третий полет, который продлился вместо шести месяцев год и две недели. Вот эта необходимость перестроиться в полете была, пожалуй, самой сложной частью. Космонавт ведь рассчитывает свои силы, как бегун. Например, вам нужно пробежать 400 метров. Вы стартуете, бежите, рассчитывая силы, дышите соответствующим образом. Подбегаете к финишной прямой, метров за десять до финиша собираете все свои вороньи силы. И тут вам говорят: вам бежать еще 200 метров. Ваши впечатления?

В целом, каждый из трех полетов по-своему был сложен и каждый успех там особенно памятен и интересен.
Тонини, Соловьев, Авдеев

Члены экипажа КК «Союз ТМ-15» и ОК «Мир» по программе ЭО-12/«Антарес». Мишель Тонини, Анатолий Соловьёв, Сергей Авдеев. 

— Вы провели в космосе за время трех полетов в общей сложности 747 суток. Такое длительное пребывание в космосе как-то изменило вас?

 Изменения в организме начинаются уже с первых секунд пребывания в невесомости. Мы называем этот процесс - адаптацией к невесомости. В течение всего полета приходится испытывать несколько периодов адаптации.  Есть период острой адаптации, когда очень сложно приходится с точки зрения физиологии. Потом следующий этап… После возвращения на Землю также наступают этапы реабилитации.  Принято считать, что время реабилитации к условиям Земли сравнимо в среднем со временем адаптации к невесомости.

Но во время полета в космос, человек испытывает не только физиологические изменения, и даже не столько. В полете человек оказывается в той точке пространства, с которой можно посмотреть на жизнь на Земле в целом, что невозможно сделать, находясь на поверхности планеты. В этой точке он, очевидно, как-то изменится. В космосе теряется восприятие конкретного человека, что очень похоже на ситуации и образы из фильма Тарковского «Солярис». В этом фильме очень точно переданы ощущения человека, находящегося в космосе. Так что после полета меняется отношение к жизни в целом.

Кроме того, любой полет — это новые знания, яркие впечатления от новых звуков, запахов, красок, образов вселенной и нашей планеты. Все это, безусловно, изменяет человека.

Но, в любом случае, я улетал в космос не только для того, чтобы измениться и познать что-то новое. Я улетал,  чтобы вернуться.

Новый год на орбите. Авдеев

Новый год на земной орбите. Сергей Авдеев — Дед Мороз.