9 июля 2021 г. в 07:30

10 лет Ассоциации кластеров и технопарков России

Андрей Шпиленко

Директор Ассоциации кластеров и технопарков России

Андрей Шпиленко

— Сегодня в фокусе нашего внимания — не объекты вспомогательной инфраструктуры, а бизнес, реализующий инвестиционные проекты.

Инвестиционная активность — один из главных драйверов социально-экономического развития территории, и стимулирование этой активности — привлечение инвесторов, создание благоприятных условий для предпринимателей, улучшение делового климата — относится к числу приоритетных задач государства. В России в целях повышения инвестиционной привлекательности активно используются инструменты территориального развития промышленности, которыми являются промышленные кластеры, промышленные технопарки и особые экономические зоны.

С 2011 года Ассоциация кластеров, технопарков и ОЭЗ России активно занимается совершенствованием и развитием данных направлений, выработкой подходов к оценке их эффективности и выявлением лучших практик на территории России.

О том, какие задачи были поставлены перед этой общественно-деловой организацией, каких результатов удалось достичь и что сегодня находится в фокусе ее внимания, порталу «Бизнес России» рассказал директор Ассоциации Андрей Шпиленко.

— Андрей Викторович, АКИТ РФ появилась ровно 10 лет назад. Расскажите, с чего всё началось? Кто выступил инициатором создания этой структуры, и как была сформулирована ее миссия на старте?

— Импульсом к созданию Ассоциации послужило завершение комплексной государственной программы «Создание в Российской Федерации технопарков в сфере высоких технологий», в результате которой на деловой карте страны появилось 12 инновационных объектов промышленной инфраструктуры общей площадью более 450 тыс. кв. метров, на территории которых созданы десятки тысяч высокопроизводительных рабочих мест.

Реализация программы находилась в ведении Министерства связи и массовых коммуникаций. Его глава, которым на тот момент был Игорь Щёголев, понимал, что с окончанием программы, дальнейшего импульса к развитию технопарков не будет. Параллельно, в различных регионах России также развивалось множество локальных проектов со схожими функциями. Для того чтобы по максимуму использовать открывшиеся возможности, требовалось выработать некие единые в масштабе страны «правила игры» — понятийное поле, принципы и стандарты работы, применимые ко всем объектам.

Именно для решения этих задач в 2011 году по инициативе ряда технопарков и была создана новая общественная организация — по сути напоминающая саморегулируемый проект. Первоочередной целью на старте стало элементарное наведение порядка, ведь в тот момент в этой сфере отсутствовало даже минимальное законодательное регулирование. Никто даже не систематизировал сбор данных, на основе которых можно было бы разработать базовые нормативно-правовые документы. Да и четкого понимания, по каким именно объектам эти данные нужны, тоже не было. Представители государственной власти — и в регионах, и в федеральном центре — называли технопарками самые разные структуры: бизнес-центры, старые заводские корпуса, стоянки спецтехники… Счет организаций, называющихся технопарками, шел на тысячи. По сути, на начальном этапе мы приступили к систематизации работы технопарков для того, чтобы у всех участников процесса было единое понимание и общие дефиниции, касаемые их функционирования.

— Как со временем эволюционировал пул задач, стоящих перед АКИТ? Насколько сильно изменились векторы ее деятельности?

— По мере погружения в тему технопарков и получения всё новых данных о том, как и чем живет отечественная промышленная инфраструктура, мы постепенно осознали, что в фокусе нашего внимания должны находиться не только объекты этой инфраструктуры, а то, ради чего они, собственно, существуют — бизнес, реализующий инвестиционные проекты на территориях промышленных объектов.

И технопарки, и особые экономические зоны, ТОР-ы и другие территории с преференциальным режимом, всё это — площадки и инструменты для снижения издержек и сокращения сроков реализации инвестиционных проектов. Вот на них нам и следует сконцентрироваться.

Таким образом, эволюционное развитие Ассоциации привело к глобальной смене приоритетов: в первую очередь, сегодня мы сосредоточены не на создании промышленной инфраструктуры, а на анализе и выявлении потенциальных инвестиционных проектов, которые будут реализовываться на новых промышленных площадках.

— Каковы ключевые результаты деятельности АКИТ РФ за 10 лет? Какими достижениями вы особенно гордитесь?

— Одним из главных результатов нашей работы и весомым поводом для гордости я считаю то, что нам на фундаментальном уровне удалось решить проблему терминологического беспорядка, сопровождавшего отрасль с момента ее появления.

Чтобы договориться о чем бы то ни было, собеседникам нужно разговаривать на одном языке — то есть употреблять слова, значение которых понятно другой стороне. Ранее этого языка у нас не было: каждое министерство, ведомство, регион трактовали термины «промышленный технопарк» и «промышленный кластер» совершенно по-разному. Выработать какие-либо совместные подходы, договориться о реализации каких-то программ в таких условиях невозможно.

Попытка законодательного закрепления термина «технопарк» была предпринята в 2011 году. Вице-премьер Дмитрий Козак поставил задачу оценить целесообразность законодательного закрепления понятия «технопарк». Но, к сожалению, позиция большинства министерств была отрицательной, так как основное количество программ по созданию технопарков находилось в завершающей стадии и законодательное закрепление термина «технопарк» могло не совпадать с уже построенными объектами.
И только благодаря вмешательству Президента эта задача была выполнена и в 2015 году законодательно закреплена.

Собственно, проблема терминологической неопределенности проявилась еще на этапе реализации программы создания технопарков высоких технологий: строительство первых таких технопарков обернулось простым строительством корпусов. При этом было совершенно неясно, как и за счет чего будут работать управляющие компании: какие задачи они будут решать, на какие средства закупать оборудование? Государство выразило готовность оказывать всемерную поддержку технопаркам, но кто и на каких условиях эту поддержку мог бы получать?

С этого все началось. Поначалу задача показалась очень простой: мы и представить не могли, что на ее решение уйдет почти 10 лет.
Потребовались сотни круглых столов, согласований, дискуссий, в которых принимали участие эксперты, субъекты законодательной инициативы (депутаты Госдумы), специалисты правового управления администрации президента, сотни сотрудников всех причастных к процессу министерств и ведомств. На протяжении нескольких лет мы методично, вдумчиво, скрупулезно вели эту работу — кого-то убеждали, что-то доказывали…

Итогом стало несколько чрезвычайно важных строк в федеральном законе о промышленной политике ФЗ-488, задающих точную дефиницию понятию «промышленный технопарк». Не просто «технопарк», а именно «промышленный технопарк». Теперь это определение законодательно закреплено.

Это огромное достижение. Но, разумеется, далеко не финал. Выработка терминологической базы продолжается и сегодня: мы плотно взаимодействуем с профильными ведомствами. Так, мы подготовили аналитику для контрольного управления президента РФ, в которой показали, насколько по-разному технопарки воспринимаются разными инстанциями. Результатом этого стало новое поручение президента — проработать вопрос законодательного закрепления понятия «технопарк» и его возможных видов.

— АКИТ РФ активно участвует в совершенствовании нормативно-правовой базы в сфере инвестиционной и промышленной политики, развития инфраструктуры для высокотехнологичной промышленности. Расскажите, какие законы были приняты благодаря участию и/или инициативе АКИТ?

— Помимо уже упомянутого закона о промышленной политике, мы приняли непосредственное участие в разработке целого перечня нормативно-правовых документов, регулирующих деятельность промышленных кластеров: это и Постановление правительства № 779, задающее требования к промышленным кластерам, и постановление № 41, регулирующее порядок предоставления субсидий их участникам, а также в отношении технопарков: ГОСТ «Технопарки. Требования», Постановление правительства № 1863, устанавливающее требования к промышленным технопаркам, Постановления правительства № 1119, №831, регулирующие порядок предоставления субсидий управляющим компаниям промышленных технопарков, Приказ Минпромторга России №3221, устанавливающий требования к технологической инфраструктуре промышленного технопарка.

Кроме того, мы принимаем участие в оценке изменений, вносимых в федеральный закон об особых экономических зонах № 116 ФЗ.
В рамках этой работы мы выступаем экспертами, доносим мнение бизнеса до субъектов законодательной деятельности и переводим это мнение на язык нормативно-правовых актов, которые в дальнейшем рассматриваются и утверждаются профильными министерствами.

В целом не будет преувеличением сказать, что мы приняли участие в создании и изменении всех нормативно-правовых документов федерального уровня, в которых упоминаются термины «промышленный технопарк», «промышленный кластер» и «особая экономическая зона».

— В июне 2019 года Ассоциация кластеров, технопарков и ОЭЗ России подписала Соглашение о сотрудничестве с Министерством экономического развития. Что уже сделано в рамках этого сотрудничества на сегодняшний день?

— Да, действительно, на одном из летних деловых форумов 2019 года мы с министром экономического развития Максимом Орешкиным подписали соглашение о сотрудничестве в сфере развития ОЭЗ и технопарков.

В рамках этого сотрудничества мы взяли на себя обязательство приступить к подготовке управленческих кадров для этих объектов вспомогательной промышленной инфраструктуры, а также тщательно проработать вопрос их инвестиционной привлекательности.

Оба этих обязательства мы выполнили. С 2019 года Ассоциация ежегодно проводит обучение представителей топ-менеджмента управляющих компаний с выдачей диплома о повышении квалификации.

Что касается исследования инвестиционной привлекательности, результатом этой работы стал уникальный аналитический документ «Бизнес-навигатор по особым экономическим зонам», созданный в плотном сотрудничестве с экспертами РЭУ им. Г.В. Плеханова. «Бизнес-навигатор» служит своего рода точкой входа как для российских, так и для зарубежных инвесторов, потому что оценивает не бюджетную эффективность площадок, а их инвестиционную привлекательность. По сути, это сборник ответов на вопрос потенциального инвестора, куда вложиться, чтобы реализовать проект с минимальными издержками и максимальной эффективностью. В «Бизнес-навигаторе» собрана вся значимая информация о том, насколько каждая ОЭЗ клиентоориентированна по отношению к инвестору любого уровня: от транснациональной корпорации до маленькой российской фирмы. Как ОЭЗ реагирует на обращение потенциальных инвесторов, насколько оперативно дает обратную связь на их запросы и т.д. «Бизнес-навигатор» переведен на английский язык и размещен на сайтах всех российских торговых представительств за рубежом.

— В настоящее время активно развиваются межрегиональные промышленные кластеры, объединяющие участников из разных регионов России, в том числе не имеющих общих границ. Расскажите, что это за инструмент поддержки, как он используется?

— Как я ранее говорил, в фокусе нашей работы сегодня находятся не инструменты вспомогательной промышленной инфраструктуры, а сам процесс стимулирования инвестиционной привлекательности территорий.

В связи с этим я хочу обратить внимание на ключевой раздел закона о промышленной политике: главу «Территориальное развитие промышленности», в которой к основным инструментам региональной промышленной политики отнесены промышленные кластеры. В переводе на понятный бизнесу язык — это декларация готовности государства помогать и поддерживать развитие кооперационных связей. Промышленные кластеры — это что-то вроде территориально-производственных комплексов, существовавших в советское время. Это комплекс всех кооперационных связей в рамках сложившейся производственной цепочки.

Когда мы переносим его — как он есть, не в теории, а на практике — на бумагу, мы видим, на каких конкретно элементах жизненного цикла, на каких переделах предприятия закупают сырье или комплектующие. И это ответ на главный вопрос любого бизнеса: «Где есть неудовлетворённый спрос на какую-либо продукцию?», или, проще говоря, «Куда инвестировать?».

Таким образом, кластерный подход в региональной промышленной политике дает возможность увидеть те самые пустующие инвестиционные ниши, которые в перспективе станут точками экономического роста, точками появления новых предприятий. Но это только полдела.

Предположим, на этот вопрос мы ответили: нашли свободные инвестиционные ниши; поняли, какие заводы нужно построить, какую продукцию и в каком объеме выпускать. Но дальше опытный инвестор задаст еще один вопрос: «Почему я должен строить завод именно здесь? Ведь в других регионах и других странах тоже есть потребность в такой продукции». Ответом на этот вопрос будут меры государственной поддержки. Государство — на федеральном и региональном уровнях — должно создать условия, при которых инвестору будет выгоднее остаться именно на этой территории, преодолеть порог вхождения в бизнес.

И в рамках кластерного подхода инструментом такой поддержки стало Постановление Правительства № 41 «Об утверждении Правил предоставления из федерального бюджета субсидий участникам промышленных кластеров на возмещение части затрат при реализации совместных проектов по производству промышленной продукции кластера в целях импортозамещения». Данный механизм позволяет государству субсидировать затраты на реализацию инвестпроектов на всех этапах жизненного цикла — от разработки до серийного выпуска.

Резюмируя, можно сказать, что промышленные кластеры — это уникальный механизм господдержки. Он позволяет описать производственные цепочки, выявить инвестиционные ниши, привлечь инвестиции и, что важно, дать возможность инвестору еще больше снизить издержки, в том числе путем реализации проектов на территории (возвращаемся к истокам) ОЭЗ и технопарков.

— Осенью 2020 года в комментарии РБК вы отметили, что роль технопарков в ближайшее время только усилится. Что сейчас сдерживает развитие этих инструментов поддержки? Какие первоочередные задачи сегодня стоят перед АКИТ РФ?

— Прямо сейчас мы находимся на пороге глобальных изменений. Несколько месяцев назад президент выдал Счетной палате, а также профильным министерствам и ведомствам два поручения, связанных с развитием технопарков. Первое — проверить эффективность используемых инструментов господдержки, второе — определить уполномоченный орган, который будет курировать все объекты, именуемые технопарками.

Счетная палата свою часть работы уже закончила. В результате был обнаружен ряд недостатков текущей системы господдержки. Во-первых, отсутствие дефиниции слова «технопарк» (об этом я уже говорил), и во-вторых, неэффективность текущих мер в отношении малого и среднего бизнеса. Кроме того, Счетная палата порекомендовала возложить функции органа, курирующего развитие технопарков, на Минпромторг. Мы, как профильная ассоциация, целиком и полностью поддерживаем эту идею и надеемся, что она будет реализована.

Кроме того, в самое ближайшее время мы ожидаем появления окончательного списка механизмов, направленных на стимулирование и развитие промышленных технопарков. Такие механизмы существуют и сейчас — это, в частности, Постановление Правительства № 1119, которое позволяет возмещать затраты субъектам РФ на создание промышленной инфраструктуры, а также Постановление Правительства № 831 о субсидировании процентной ставки управляющих компаний. И наконец, новый механизм, который сейчас находится в стадии разработки: проект постановления, предусматривающего возврат денежных средств частным управляющим компаниям промышленных технопарков.

Как только эта идея будет реализована, частный бизнес сможет вкладывать деньги в развитие технопарков и получать возмещение затрат как на инфраструктуру, так и на технологическое оборудование за счет компаний-резидентов, которые будут развиваться и платить налоги.

Разумеется, мы принимаем непосредственное участие в разработке этого проекта, чтобы он стал настоящим инструментом стимулирования инвестиционной активности, а не очередным административным барьером; чтобы он не сдерживал инвесторов, а, наоборот, стимулировал вложение денежных средств. Мы должны найти золотую середину между задачами, которые решает государство, и интересами бизнеса, которому хочется вложить деньги и получить прибыль.

IMG_1542.JPG