Логотип

Теги

Генеральный директор АО «ГРЦ Макеева» Владимир Дегтярь: «Иной жизни, другого пути я для себя не вижу»

Владимир Дегтярь
Генеральный директор, генеральный конструктор АО «ГРЦ Макеева»
Владимир Дегтярь

— Пожалуй, самым сложным периодом для меня в роли руководителя были первые 5 лет. Это было время «собирания камней», период закладки будущего предприятия, определения его перспективы, курса, выстраивания отношений с руководством страны, Министерством обороны, Военно-морским флотом.

В начале 60-х годов советские люди жили глобальными событиями, происходившими в различных областях науки: запуск первого искусственного спутника Земли, полет в космос Юрия Гагарина, открытие новых химических элементов, создание мирного и военного ядерного потенциала... Одни просто восхищались, а другие с замиранием сердца хотели быть причастными к этим переменам, внести свой вклад в стремительное развитие научно-технического прогресса. Как, например, 17-летний серебряный медалист поселковой средней школы Владимир Дегтярь. Тогда — целеустремленный юноша, жаждущий знаний, а на протяжении последних 20 лет — генеральный конструктор одного из крупнейших научно-конструкторских центров, глава отечественной школы морского ракетостроения, имя которого уже сейчас золотыми буквами вписано в историю ракетно-космической отрасли России.

Мечтал создавать

— Владимир Григорьевич, с чего начиналось ваше образование?

— Я пошел в 1-й класс Красномаякской средней школы Оренбургской области в 1955 году. Время на самом деле было трудное, послевоенное. Однако во всех областях деятельности чувствовался подъем, особенно в душе и мыслях. Из года в год жить становилось всё лучше и лучше. И казалось, что этот подъем, радость в душе будут всегда!

Родители установили для меня главный приоритет — это учеба. Учился я хорошо, желание больше знать было естественным. Читал запоем, как только удавалось выкроить время. Посещал много кружков: физический, химический, технический, фотокружок — и даже играл в струнном оркестре нашей школы.

— Как вы определились с вузом? Почему выбор пал на ЮУрГУ — в те годы Челябинский политехнический институт имени Ленинского комсомола?

— Мне довелось заканчивать 11 классов средней школы. Задумываться о будущей профессии я стал уже в 10-м классе, но окончательный выбор сделал в начале 1966 года. Мне хотелось научиться что-то создавать. Не лечить, не учить, а именно создавать. Я выписал по почте программы подготовки в Кораблестроительный институт (г. Николаев), Куйбышевский авиационный институт, знаменитый МГУ, Ленинградский «Военмех», Челябинский политехнический. Окончание любого из перечисленных вузов открывало дорогу к сопричастности к великим проектам в атомной энергетике, ракетостроении, кораблестроении, авиации.

Я выбрал Челябинский политехнический институт, факультет «Двигатели, приборы, автоматы». Факультет был «закрытый», это и притягивало. Сдав профилирующий предмет — физику — на «отлично», я стал студентом группы 133.

Привыкание к студенческой жизни прошло как-то незаметно. Институт научил жить самостоятельно, принимать решения, делать выводы, отвечать за свои поступки, обеспечивать себя материально. Важнейшим «приобретением» того периода стала самодисциплина.

— Какие чувства испытали, когда узнали, что по распределению будете работать на секретном предприятии, в КБ машиностроения?

— На последних курсах мы уже знали, что КБ машиностроения занимается разработкой морских ракетных комплексов стратегического назначения. И было вполне понятное желание распределиться в такое КБ, где создаются фантастические проекты сложных систем. Дело оставалось за малым: учиться так, чтобы средний балл был достаточным для возможности распределения в КБ.

Работа на предельный результат

— В 1977 году, через 5 лет работы на предприятии, вам была присуждена премия Ленинского комсомола. Чем вы тогда занимались? В каком отделе работали?

— По распределению я должен был попасть в престижный головной проектный отдел № 3 (сегодня это отдел 113). Но когда я приехал оформляться на работу, оказалось, что места (клеточки) в отделе были уже все заняты. Меня распределили в отдел 20 (отдел внешних испытаний), а затем был создан отдел 29, где разрабатывались в том числе и функциональные схемы пневмогидравлических систем, обеспечивающие связь ракеты с подводной лодкой. Сами пневмогидравлические системы разрабатывались в ЛПМБ Рубин», г. Ленинград).

Проект по созданию пневмогидравлических систем спецкомплексов был удостоен премии Ленинского комсомола. В числе лауреатов посчастливилось оказаться и мне.

— Конструктор третьей, второй категории, старший инженер, начальник сектора, заместитель начальника отдела… Как становятся главным конструктором? Почему в 1998 году именно вас назначили руководителем предприятия?

— Отвечать на эти вопросы крайне сложно. Во-первых, надо много знать и отлично разбираться в технических вопросах. Не менее важны качества организатора и лидера. И, конечно же, должны быть отменное здоровье, стрессоустойчивость и огромное желание работать на предельный результат. Почему меня? Видимо, руководство страны посчитало меня наиболее подготовленным к столь великой миссии.

— Какие задачи тогда стояли? Ведь время было очень непростое, предприятие пришлось перевести на трехдневную рабочую неделю...

— Время было ужасное! Закрылось серийное производство ракет РСМ-54 на Красноярском машиностроительном заводе. По инициативе Министерства обороны и Министерства экономики РФ прекратилась разработка комплекса «Барк». Фактически сворачивались работы по отработке боевого оснащения в Капустном Яре. Отсутствие стратегии для предприятия и кооперации в целом…

Стояла задача убедить руководство страны, Министерство обороны, ВМФ, Совет безопасности сохранить в качестве приоритетного направление по созданию морских и наземных комплексов с использованием жидких ракетных двигателей. Необходимо было учесть появившееся лоббирование того или иного проекта, найти способы убедительно доказать наши преимущества. 

ГРЦ Макеева

2013 год. Визит в ГРЦ министра обороны РФ С.К. Шойгу и замминистра обороны Ю.И. Борисова

Принципиальные позиции технической политики предприятия оставались неизменными, и это позволило не только сохранить кооперацию институтов, научно-производственных объединений, заводов-изготовителей, но и развить их потенциал.

— В этом году ровно 20 лет как вы руководите предприятием. Какой период деятельности ГРЦ за эти годы считаете самым сложным?

— Пожалуй, самым сложным периодом для меня в роли руководителя были первые 5 лет. Это было время «собирания камней», период закладки будущего предприятия, определения его перспективы, курса, выстраивания отношений с руководством страны, Министерством обороны, Военно-морским флотом.

— Один из Ваших заместителей отметил, что в вас лучшим образом сочетаются высокопрофессиональный конструктор и высококлассный менеджер. Ведь необходимо не только руководить предприятием, а координировать деятельность целой кооперации, находиться в непосредственном контакте с заказчиками всех уровней. Как вам удается всем этим управлять?

— Первое — быть убежденным в выбранном направлении и не сворачивать с него, как бы ни было трудно. Иметь колоссальную работоспособность.

Уметь убеждать руководство и коллег. Иметь надежный тыл в семье и на работе. Немаловажную роль играет интуиция, непререкаемый авторитет, и, конечно, нужен характер.

Никогда не отступать

 Государственный ракетный центр продолжает работу по созданию нового ракетного комплекса с тяжелой межконтинентальной ракетой. Владимир Путин высоко оценил его возможности, назвав очень грозным оружием, которое гарантирует безопасность России на ближайшие десятилетия. Что это означает: в деятельности ГРЦ наступит пауза, или будет необходимость в еще более совершенных разработках?

— Опыт эксплуатации ракетных комплексов стратегического назначения показывает, что их жизненный цикл составляет до 30–40 лет. Примерно с такой же периодичностью совершенствуются комплексы средств противоракетной обороны: ГРЦ постоянно ведет поисковые работы, привлекая не только средства заказчика, но и собственные средства из прибыли предприятия. Мы не стоим на месте, поиск новых технических решений ведется постоянно, особенно сегодня, когда мы фактически находимся в состоянии «холодной» войны. У нашего центра есть ряд перспективных разработок, о которых сегодня говорить пока еще нельзя.

– Владимир Григорьевич, к ГРЦ всегда было пристальное внимание со стороны государства, здесь бывали многие высокопоставленные лица. В декабре 2016 года предприятие посетил Президент России. Скажите, пожалуйста, что испытывает руководитель предприятия в ожидании первого лица государства?

– Действительно, 5 декабря 2016 года Президент РФ Владимир Путин впервые в истории посетил наше предприятие. Визит был связан с оценкой деятельности ГРЦ по выполнению важнейшего государственного задания. В совещании приняли участие все ключевые члены Правительства РФ, Совета безопасности, Министерства обороны, Федеральной службы безопасности страны, Военно-промышленной комиссии, ГК «Роскосмос», ГК «Росатом» и др.

Приезд любого высокопоставленного лица сопряжен с особыми задами, решить которые без личного контакта бывает практически невозможно. В то же время «загружать» первое лицо государства вопросами второго плана недопустимо.

Главная задача руководителя — предельно четко выразить суть проблемы и порядок ее решения.

Чего ожидает руководитель? Конечно же, достойной оценки проделанной работы, надеется услышать добрые пожелания, получить поддержку.

— В этом году вы были приглашены на оглашение Послания, инаугурацию Президента РФ, участвовали в мероприятиях 9 мая в Кремле и на Красной площади. А какой запомнилась первая встреча с президентом — в 2000 году, на подводной лодке?

— Первая личная встреча с Президентом РФ действительно была на подводной лодке пр. 667 БДРМ. Я докладывал о возможностях одного из лучших наших комплексов с ракетой «Синева», которая признана шедевром морского ракетостроения. Мне показалось, что Владимир Владимирович был невероятно собранным, внимательным образом вслушивался в каждую фразу. Было нелегко чисто психологически отстаивать свои позиции, которые не всегда совпадали с мнением министра обороны РФ маршала И. Д. Сергеева, находившегося также на борту подводной лодки. Но другого выхода не было.

После совещания в кают-компании ПЛ Владимир Путин вручил группе моряков-подводников именные наручные часы, в том числе и мне. Было очень приятно, и я этим горжусь!

— Ваша многогранная деятельность отмечена множеством орденов и медалей самого высокого уровня. Какая из наград для вас самая памятная, дорогая?

— Самой памятной наградой для меня остается значок «За дальний поход». Как правило, он вручается военнослужащим, военным морякам. Но мы, группа гражданских специалистов, выполнили завершающие стрельбы с ПЛ пр. 667 АУ ракетами 3М-20 по программе летных испытаний (1973 год), за что командование 3-й флотилии подводных лодок СФ удостоило нас этого почетного знака.

— Были ли в вашей жизни люди, на которых хотелось равняться?

— Да, конечно! В первую очередь это мой папа. Он фронтовик, прошел почти всю войну, в конце 1944 года был ранен. Мои родители для меня были и остаются образцом трудолюбия, прилежания, добросовестного отношения к делу.

И, конечно же, я благодарен Виктору Петровичу Макееву, который учил никогда не отступать, гордиться успехами и ставить новые высокие цели.

Мозг конструктора не отключается

— Как начинается и как заканчивается ваш день?

– Рабочий день начинается накануне, когда в уже сверстанный график работ приходится включать дополнительные, срочные, непредвиденные мероприятия, возникающие иногда неожиданно, в том числе после серии междугородних звонков.

Относительно окончания рабочего дня. Мне кажется, что нет такого понятия — «конец рабочего дня». У меня всегда записная книжка под рукой.

Мозг конструктора ни на минуту не отключается от решения проблем — а проблемы возникают постоянно, тем более когда речь идет о сложных технических системах.

— Владимир Григорьевич, если бы время повернулось вспять, хотели бы что-то изменить?

— Моя судьба связана с оборонно-промышленным комплексом страны, и стремление создавать лучшие образцы ракетной техники является для меня движущей силой, как и для любого конструктора. Стратегическое оружие ГРЦ обеспечивает на Земле мир, достигнутые нами успехи приносят ни с чем не сравнимое чувство удовлетворения, поэтому какой-то иной жизни, другого пути я для себя не вижу


АО «ГРЦ Макеева» — головной разработчик ракетных комплексов стратегического назначения с баллистическими ракетами подводных лодок, в настоящее время и с ракетами наземного базирования, а также один из научно-конструкторских центров России по разработке ракетно-космической техники. За 70-летнюю историю предприятием спроектированы и сданы на вооружение ВМФ 3 поколения ракетных комплексов, 8 базовых баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) и 16 их модернизированных вариантов, которые составляли и составляют основу морских стратегических ядерных сил СССР и России.

Беседовала Людмила Занько