3 июля 2020 г. в 05:20

Миссия образования – воспитывать тех, кто будет двигать прогресс

Татьяна Шиндина

Директор Института дистанционного и дополнительного образования ФГБОУ ВО НИУ «МЭИ», доктор экономических наук, профессор

Татьяна Шиндина

– Пандемия заставила опробовать многие программные продукты, какими раньше многим просто не хватало времени воспользоваться, потому что не было насущной потребности. И поэтому выбирали то, что привычно, что исторически сложилось. А теперь люди попробовали формат, допустим, вебинара и поняли: сегодня, чтобы достать интересную информацию, новые знания, не надо преодолевать массу препятствий.

Недавно спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила в своем блоге: «Пандемия коронавируса дала импульс движению к формированию системы школьного и вузовского образования, органично сочетающего как традиционные, так и дистанционные, цифровые технологии обучения. Будущее именно за такой системой. Но надо понимать, что дистанционное обучение теперь уже не будет практиковаться как резервный, временный способ только в чрезвычайных ситуациях. Оно имеет немало плюсов. Глупо это отрицать».

С ее прогнозом согласны многие эксперты в сфере высшего и корпоративного образования. Сегодня «Деловая Россия» беседует с авторитетным практиком этого сегмента обучения – на наши вопросы отвечает директор Института дистанционного и дополнительного образования ФГБОУ ВО НИУ «МЭИ», доктор экономических наук, профессор Татьяна Шиндина.

Lefortovo_mei.jpg

– Татьяна Александровна, как сегодня меняется роль дистанционного образования? Вытеснит ли оно классическое, предоставляемая студентам в аудитории?

– Это сегодня, наверное, самый популярный вопрос, который мне задают. Так вот, спешу сообщить: этого не произойдет никогда. Помните, как раньше прогнозировали, что кино вытеснит театр? Но этого не случилось. Дело в том, что сам объем знаний, который дается студентам, как и количество смыслового контента в кино и театре, остается одним и тем же, меняются только способы подачи, атрибутика и технологии общения. У дистанционного формата есть и плюсы, и минусы. Однозначный плюс – возможность повтора, если учащийся что-то пропустил или не понял. Однако если ты находишься в аудитории, ты можешь задать вопрос здесь и сейчас, а вот электронный формат не всегда предоставляет эту возможность. В случае если вебинар идет в прямом эфире, переспросить можно, но тут же пропадает повтор.

Угроза, которую несет нарастание массы дистанционного образования, на самом деле сегодня не всем заметна, поскольку она имеет долгосрочный эффект. В чем она заключается? Для дистанционного формата удобно иметь одно «светило» в определенных науках, одного ценного и популярного лектора, к которому раньше было сложно попасть в аудиторию, а сейчас к его лекциям можно подключать массы. На этом фоне будет деградировать система дублирования таких лекторов другими, менее известными, но не менее добросовестными и заинтересованными; будет деградировать сама система тиражирования научных школ с постоянным дополнением их новыми элементами. А ведь это система подготовки кадров, она позволяет высказывать сомнения, интерпретировать суждения, формировать новые вопросы, теории, концепции и в конечном счете двигает науку вперед. Фокус на одного преподавателя приводит к зависимости рынка от его позиции, в долгосрочном периоде – это однобокость научных воззрений. Так мы можем потерять систему развития научных школ, а ведь научный прогресс для государства – не меньший приоритет, чем подготовка специалистов для бизнеса.

– Всё же – после пандемии спрос на обучение на дистанции будет расти?

– Безусловно, будет. Пандемия заставила опробовать многие программные продукты, какими раньше многим просто не хватало времени воспользоваться, потому что не было насущной потребности. И поэтому выбирали то, что привычно, что исторически сложилось. А теперь люди попробовали формат, допустим, вебинара и поняли: сегодня, чтобы достать интересную информацию, новые знания, чтобы поучаствовать в важной дискуссии, чтобы увидеть знаменитого спикера, не надо прилагать большие физические усилия или тратить большие деньги, не надо лететь с одного края страны на другой, преодолевать массу препятствий. И, осознав это, многие сегодня будут искать курсы электронного, в том числе дополнительного, образования, чтобы нарастить новые компетенции, что сегодня актуально как никогда.

Более того, будет наблюдаться всплеск интереса не только у молодежи, но и у взрослых, и даже у пенсионеров: «дистанционка» вошла за это время в привычку, стала определенной разновидностью классики, перестала быть чем-то неведомым, а значит, уже не несет высоких рисков для внедренного в эту среду. Пандемия изменила статус дистанционного образования с «угрозы» на «возможность» (в терминах стратегического анализа).

Риски резкого роста дистанционных курсов связаны с новой оценкой лектора, преподавателя. Когда мы получили большую свободу для обучающихся, мы получили и большие требования к преподаванию. Пока об этой проблеме еще не говорят, она не столь явная. Чем хороша классическая отечественная школа образования? Тиражируются сегменты образования, дублируются институты, подобные ключевым – региональные, частные, транслируется базовая наука, академическая. Сейчас метод трансляции стал другим. Образовательные площадки, которые занимаются массовыми электронными курсами, ставят условие: авторские курсы должны обладать новизной, то есть должны быть разработаны лектором-автором. Это крайне дискуссионно. Прежде чем освоить «новизну», студент должен получить серьезное базовое образование. Да и потом, не все новации изучены с точки зрения последствий. Помните, в момент бума частных книжных издательств мы получили огромное количество низкокачественной научной продукции? То же самое может случиться и здесь, а ведь неопытный обучающийся способен принять узкое частное мнение автора курса за основополагающий научный тезис. Это станет серьезной ошибкой. Скорее такие курсы надо расценивать как возможность приобретения дополнительных знаний для студентов, которые уже имеют классическое образование. На этом фоне самая большая перспектива у дополнительного образования. То есть человек уже имеет базовые знания и получает дополнительные, умея их оценивать и сравнивать с имеющимся багажом. Программы допобразования, действительно, большей частью уйдут в дистант.

– Для промышленности дополнительное обучение, наращивание новых компетенций, наверное, особенно актуально?

– По статистике, примерно 50% затрат на корпоративное обучение в университетах связано с командировочными расходами. Поэтому сегодня на рынке присутствует не совсем корректное поведение корпораций по отношению к университетам. Предприятия, оптимизируя свои затраты, приглашают лекторов преподавать у себя в частном порядке, вузы ничего за это не получают, хотя все затраты по созданию условий для становления хорошего ученого-лектора лежат на плечах университетов. В данном ключе дистанционное образование – решение обоюдного несогласия. И университету хорошо – все прозрачно и официально, и предприятию – экономия. Кроме того, сейчас слушатели почти ничего не теряют в учебном процессе: на дистанции можно показывать и видео, и демонстрации, есть тренажеры и симуляторы, это уже высококачественный технологичный рынок.

– Чем уникален НИУ МЭИ для желающих обучаться дистанционно?

– Интеллектуальный потенциал и активное развитие научных школ – вот главные преимущества, они были всегда. МЭИ довольно давно работает на рынке дистанционного образования, в том числе дополнительного. Что есть наш безусловный плюс? Позиция столичного университета позволила на протяжении всех 90 лет, а в этом году МЭИ отмечает 90-летие со дня основания, собирать передовые умы и разрабатывать уникальное оборудование, предлагать свои или апробировать корпоративные новые установки. В университете сегодня есть образцы разного уровня лабораторных установок, часто уникальные, новейшие, которые мало где еще есть в реальном бизнесе, да и не каждый бизнес допустит студентов к испытаниям на новом оборудовании. В МЭИ же много мини-прототипов важнейших технологических систем, и есть возможность показывать, демонстрировать, как ведет себе оборудование в нестандартных ситуациях. Записи таких демонстраций бесценны: во-первых, моделирование форс-мажоров проблематично повторять часто, а на некоторые ситуации вообще очно студентов завести нельзя – слишком высоки риски. Таких материалов нет нигде больше, и это содержательное преимущества наших образовательных программ. Мы ориентируемся именно на создание кейсовых записей сложных ситуаций со специализированным поведением сотрудника – для массовой демонстрации. Такие записи позволяют научить обращать внимание на нестандартные сигналы и правильно реагировать на них, то есть – формируют определенный навык. А формирование именно навыка в дистанционном режиме – это высший пилотаж. Теорию рассказывать в электронном формате уже научились многие, а вот делиться опытом и демонстрировать работу оборудования гораздо сложнее. Отработка умений и алгоритмов действий под руководством ученых и опытных практиков значительно более ценна для электронных и дистанционных систем.

Не надо забывать, что наша миссия – миссия высшей школы в глобальном смысле, миссия НИУ МЭИ как стратегически значимого вуза, миссия, в частности, Института дистанционного и дополнительного образования как структуры, занимающийся организацией обучения по краткосрочным и основным программам, – это взращивание новых реальных специалистов, новых героев, которые могут развивать дальше, в прогрессе, любую компетенцию, профессию, систему, а в идеале – и новых ученых, которые сочетают практическую работу и развитие имеющихся тезисов, теорий, формируют новые научные парадигмы, само будущее. И в области дистанционного образования достижение этой цели становится еще более ценным, поскольку сделать это сложно, но тем не менее – вполне реально.

Фото: МЭИ

IMG_4265.JPG

Выпуск группы иностранных студентов по сетевой образовательной программе

карта

Институт дистанционного и дополнительного образования НИУ МЭИ (ИДДО)

Сайт:

iddo.mpei.ru

Телефон:

+7 (495) 362-75-93, 362-79-91

Адрес:

Москва, ул. Красноказарменная, 14