22 июня 2020 г. в 04:58

Пандемия COVID-19 и ее последствия

Пандемия, вызванная коронавирусом SARS-CoV-2, стала главным черным лебедем 2020 года. Чуть больше 6 месяцев назад несколько жителей китайского города Ухань заболели необычной пневмонией, а уже через пару недель ВОЗ признала вспышку нового коронавируса чрезвычайной ситуацией международного значения.

С целью сдержать распространение вируса десятки стран приняли беспрецедентные меры: призвали население к самоизоляции, перевели в нерабочий режим предприятия общественного питания и сферы услуг, остановили промышленные производства, закрыли границы и ограничили международное авиасообщение.

Последовавшие за этим обвал фондового рынка, снижение спроса и цен на энергоносители внесли немалый вклад в развитие явления, которое войдет в историю под именем «коронакризис». Финансовые последствия этих событий еще только предстоит подсчитать, но уже сегодня ясно, что пандемия заставила бизнесы по всему миру приспосабливаться к совершенно новой экономической реальности.

Как страны оценивают убытки от карантина

Больше всех в развитом мире пострадает Евросоюз – вторая по размеру экономика в мире после американской. В этом сходятся все экономисты, однако их пессимизм отличается в разы. Если МВФ и Еврокомиссия предсказывают спад в этом году примерно на 7%, то сценарии европейского центробанка допускают сокращение и на 5%, и на 15%.

По данным Евростата, за первые три месяца 2020 года экономика ЕС недосчиталась 3,5%. При этом ВВП отдельных стран упал еще сильнее: во Франции – на 5,8%, в Испании – на 5,2%, в Италии – на 4,7%. Кстати, для итальянцев это второй подряд квартал спада, то есть технически страна оказалась в рецессии.

Потерявшие работу люди, напуганные рисками предприниматели не спешат тратить деньги в прежних масштабах, что подрывает саму основу современной экономики – потребление и инвестиции. Так, во Франции потребление сократилось на 6% за первый квартал, а спад инвестиций составил минус 12%. В целом по Европе наблюдается рост сберегательной активности: если с начала века европейцы в среднем откладывали на черный день 12-14% своих доходов, то в коронавирусный год придерживают почти 20%.

Нелегко придется даже Швеции, власти которой стремились минимизировать неудобства для бизнеса и граждан. Старший экономист долгового агентства Швеции Мартен Бьеллеруп считает, что Швеция пострадает лишь чуть меньше других европейских стран.

Примерно половина ее экономики приходится на экспорт, а спрос на Volvo и другие товары и услуги в мире резко сократился. По мнению министра финансов Швеции Магдалены Андерсон, ВВП государства упадет примерно на 7%. «Глубокий кризис в нашей экономике развивается стремительнее, чем мы ожидали», – приводит Bloomberg слова чиновника.

Чтобы сократить период кризиса, власти европейских стран стимулируют экономику искусственно: увеличивают пособия, выплачивают из казны зарплаты частного сектора, раздают наличные деньги всему населению, льготы и субсидии – бизнесу.

В Америку коронавирус пришел позже, поэтому, несмотря на количество заболевших, экономические потери пока не так велики: за первый квартал 2020 года американский ВВП сократился всего на 1,2%.

Безработица, еще в феврале достигавшая рекордно низких 3,5%, вновь выросла до невиданных со времен Великой депрессии 14,7%. Правда, эксперты уточняют, что большинство безработных сохранили за собой рабочие места и просто ушли в неоплачиваемый отпуск. Как подсчитал Bloomberg, на такие случаи приходится почти 80% прироста безработицы. Как и в Европе, американские власти активно поддерживают население, поэтом многие американцы предпочли низкой зарплате гигантское пособие – до конца июля власти увеличили его в среднем до 4 тысяч долларов в месяц с обычных полутора тысяч.

Чтобы поддерживать погруженную в кому экономику на искусственной вентиляции, США залезают в долги. За три месяца второго квартала Америка намерена занять 3 трлн долларов. Для сравнения, в кризисном 2009-м Минфин за целый год привлек почти вдвое меньше, а в обычном прошлом году – втрое. За целый год. Общая годовая сумма привлечения долга может превысить 4 трлн долларов, тогда как весь годовой бюджет страны лишь немногим больше – 4,8 трлн.

Что до России, то здесь цифры тоже достаточно пугающие. По данным Росстата, апрель 2020 года останется месяцем рекордного падения российской экономики – в годовом выражении ВВП России рухнул на 12% по сравнению с ростом на 0,9% в марте. Как и в Америке, безработица резко выросла и сейчас находится на пике с 2016 года, доходы населения продолжают падать.

– Если не произойдет ничего экстраординарного, по итогам второго квартала потери реального ВВП, скорее всего, будут близки к 10% – если сравнивать с прошлым годом, – рассказал The Bell профессор РЭШ Валерий Черноокий. – Это сопоставимо с падением выпуска в 2009 году, когда российская экономика была охвачена мировым финансовым кризисом. Однако тогда сокращение производства происходило не так быстро, как сейчас. Не так быстро оно и восстанавливалось.

pexels-photo-3642618.jpeg

Какие отрасли пострадали больше всего

Старт пандемии в Китае спровоцировал падение цен на энергоносители и обвал мирового фондового рынка уже в середине февраля.

Всего за месяц промышленный индекс Доу-Джонса и индекс S&P 500 упали на 26-27%. На Лондонской фондовой бирже из-за опасений по поводу снижения потребностей Китая в металлах и полезных ископаемых сильнее всего упали акции горнодобывающих компаний. Снижению подверглись акции гостиничных холдингов, авиакомпаний и ритейлеров класса люкс (35% продаж данных товаров приходится на Китай, а 25 января отмечался Китайский Новый год), цена нефти на международных рынках снизилась на 3%. В то же время подскочили цены на более безопасные активы вроде золота и государственных облигаций.

Остановка предприятий и карантин в КНР, которая является крупнейшим потребителем и импортером энергоносителей, инициировал снижение спроса на энергоносители. С января по февраль цена нефти европейского сорта Brent упала с 69 до 54 долларов за баррель, цена спотовых контрактов на российский природный газ европейской площадки TTF снизилась до 102 долларов за 1000 кубометров (в 2019 году средняя цена составляла 204,7 доллара). В дальнейшем – и из-за срыва нового соглашения ОПЕК+, и из-за ограничения международного авиасообщения – падение резко ускорилось.

Крупные производители автомобилей, такие как Volkswagen, BMW, Daimler и многие другие, были вынуждены значительно сократить производство или даже полностью остановить его. Это случилось, с одной стороны, в связи с желанием защитить своих сотрудников от распространения коронавируса, что привело к закрытию заводов и автосалонов, а также к прерыванию поставок частей и комплектующих, например, из Китая. С другой стороны, производство снизилось в связи с резко упавшим спросом.

Сильнейший спад наблюдался в туристической отрасли. Из-за закрытия границ и эпидемии были отменены многие фестивали, выставки и конкурсы – такие, как авиасалон Фарнборо, Евровидение-2020, Каннский кинофестиваль; отменены или отложены соревнования – в том числе перенесены на 2021 год крупные международные спортивные мероприятия – например, чемпионат Европы по футболу и летние Олимпийские игры 2020 в Токио.

hand-disinfection-4954840_1920.jpg

Кому коронакризис на руку

Продолжительный карантин изменил приоритеты потребления людей по всему миру. В целом, несмотря на повсеместное снижение спроса почти на всё, спрос на некоторые категории товаров все же вырос: в частности, популярностью стали пользоваться товары для дома, бытовая и компьютерная техника, тренажеры для домашних занятий спортом и домашние развлечения.

На пик популярности вышли приложения для видеоконференций, такие как Zoom, Discord, Google Hangouts, Microsoft Teams и их аналоги. При этом компания Microsoft отмечает, что в Китае спрос на дистанционную работу остался и после снятия карантина.

Огромную популярность приобрело потоковое вещание: в связи с этим YouTube даже пришлось снизить качество видео, чтобы уменьшить нагрузку на провайдеров. Акции компаний-вещателей, таких как Netflix, резко выросли.

Еще одна активно развивающаяся отрасль — доставка еды. Появилась и стала популярной услуга бесконтактной доставки продуктов питания и других товаров.

В производстве, несмотря на повсеместное падение объемов, часть отраслей, наоборот, ощутила взрывной рост. Так, «коронакризис» привел резкому возрастанию спроса на некоторые категории товаров медицинского назначения: противовирусные препараты, санитарные маски, дезинфицирующие средства.

Мировой рынок таких товаров сегодня оценивается в 2 трлн долларов в год, что составляет примерно 5% всей международной торговли товарами. Треть мировых поставок лекарств и оборудования для больниц приходится на Германию, США и Швейцарию, 40% средств защиты выпускают Китай и все те же США с Германией.

Ученые подсчитали, как карантинные меры повлияли на восстановление экономики после «испанки» Эксперты Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) подсчитали, что каждый месяц тотального карантина и социального дистанцирования в 2020 году сокращает годовой прирост богатства любого государства примерно на 2%. Однако по выходу из карантина страны может ожидать разная судьба. В марте массачусетский камертон технологических новостей – журнал MIT Technology Review – опубликовал совместное исследование экономистов из MIT и американского Центробанка (ФРС) о восстановлении деловой активности в США после пандемии «испанского гриппа» 1918–1920 годов. Проанализировав большие данные, ученые пришли к контринтуитивному выводу о том, что скорость восстановления активности напрямую связана со скоростью и жесткостью карантинных мер. Как оказалось, чем быстрее власти какой-либо территории принимали решение о закрытии магазинов, театров, церквей, остановке общественного транспорта, начинали пропагандировать самоизоляцию, ношение масок и соблюдение других гигиенических правил, тем лучше эта территория восстанавливалась после кризиса. «Те, кто не стал медлить, на следующий год после эпидемии добились более существенного, чем в других городах, роста промышленного производства и банковских активов. Экономический эффект оказался значительным», – говорится в исследовании. Так, 10-дневная разница в сроках введения карантинных мер дала прирост занятости в промышленности примерно на 5% в постэпидемический период. А дополнительные 50 дней ограничений обеспечили прирост рабочих мест на 6,5%.
berlin-5010635_960_720.webp

Что теперь будет

В июне 2020 число заболевших перешагнуло восьмимиллионный рубеж, а число умерших приблизилось к полумиллиону. В некоторых странах (таких, как Черногория, Австралия, Новая Зеландия) распространение болезни удалось остановить. В других – таких, как США, количество новых случаев заболевания растет с каждым днем. Часть экспертов прогнозирует вторую волну пандемии в течение ближайших месяцев, часть – убеждена, что даже до пика первой волны миру пока далеко; и те, и другие прогнозируют мировой экономике тяжелую реабилитацию, частичный паралич и пожизненные шрамы. В мае глава Организации экономического сотрудничества и развития Анхель Гурриа, выступая на конференции Financial Times, предупредил, что на возврат к прежним темпам подъема в большинстве стран мира может уйти до двух лет.

Ясно одно: коронавирус останется с человечеством надолго, а эпидемия и изоляция кардинально изменили не только поведение людей, но и бизнес-модели. Чтобы оставаться на плаву, бизнесу придется научиться жить в новых условиях. Прежде всего – в условиях высокой неопределенности.

– Еще долго, видимо, будем пребывать в состоянии неопределенности, – считает совладелец сети DNS Дмитрий Алексеев. – Мы же и эпидемию пока не победили – просто перестали ее бояться. А ситуация, судя по цифрам, хуже, чем в апреле, когда вводились все ограничения.

На самом деле, в России большинство бизнесов вернулось в рабочий режим уже в апреле-мае, несмотря на предписания о нерабочих днях. С начала карантина ЦБ начал публиковать сводные данные отраслей, рассчитанные на основе рублевых платежей, проведенных через Национальную систему платежных карт. Из них следует, что бизнес начал выход из тотального простоя задолго до того, как власти начали говорить о том, что «пик еще не пройден, но ситуация стабилизировалась».

Теперь, когда ограничения официально ослабляются, во многих регионах начинают открываться магазины, парикмахерские и летние веранды ресторанов. В Москве 9 июня, в первый день после снятия ограничений, заработали 70% магазинов и 80% предприятий сферы услуг. Работа непродовольственных магазинов была возобновлена еще с 1 июня, и уже за первую неделю месяца трафик ТЦ вырос до 44% от докризисного уровня начала марта, а оборот малого и среднего бизнеса – до 54%, свидетельствуют данные сервиса онлайн-касс «Эвотор».

Однако владельцы бизнесов пока не понимают, как будет восстанавливаться спрос. Больше всего предприниматели опасаются, что события будут развиваться непредсказуемым образом.

– Расконсервация одного заведения – это от 800 тысяч до 1,5 млн рублей минимум. А еще нужно заплатить все налоги, зарплаты, долги по аренде и коммунальные платежи за простой – колоссальные деньги. Самое страшное для меня – это то, что мы гипотетически можем потратить эти деньги, запустимся, а затем пройдет парад, голосование – и тут нас снова закроют, – рассказывает The Bell основательница сети кафе «Андерсон» Анастасия Татулова

Еще одним важным итогом эпидемии стала перестройка глобальных цепочек поставок и ускорение процесса локализации производств. Развитие технологий давно уже подталкивало промышленность к локализации: фабрики в Нью-Йорке, на которой работают роботы, более выгодна, чем фабрика в Шанхае, на которой работают люди. Теперь, когда предприниматели осознали рискованность длинных цепочек поставок, они, скорее всего, будут вкладывать инвестиции в развитие производства в районах своего присутствия.

И наконец, третий тектонический сдвиг в мировых бизнес-процессах вызвал массовый переход сотрудников на удаленный режим работы. Изменение рабочих привычек в ближайшее время коренным образом изменит спрос на офисную недвижимость, транспорт и технологии. Продолжится рост в секторе онлайн-покупок. Привыкнув к онлайн-покупкам и онлайн-сервисам в эпоху эпидемии, многие люди не откажутся от них и в будущем.

Фото: unsplash.com, pexels.com, Pixabay