Тренды

В 2007 году философ, экономист и трейдер Нассим Талеб ввел в общественный дискурс понятие «черного лебедя». Так мыслитель назвал масштабные труднопрогнозируемые события, которые происходят внезапно и влекут за собой значительные последствия. «Черный лебедь» – это неожиданная и резкая трансформация привычного мира, поэтому для бизнеса он всегда оборачивается жесткой проверкой на прочность, устойчивость и гибкость. В 2020 году таким «черным лебедем» для многих индустрий стала пандемия вируса COVID-19: она серьезно подорвала рост национальных экономик, унесла сотни тысяч жизней и оставила без работы миллионы людей. В то время как большинство секторов экономики задыхаются от каскадного разрушения цепочек поставок, спада спроса, падения объемов производства и других последствий коронавируса, у некоторых отраслей открылось второе дыхание.

Почему газохимия уступает нефтехимии и как на них сказывается нестабильность сырьевых рынков обсудят в рамках Российского нефтегазохимического форума, проводимого в Уфе с 15 по 18 сентября.

Нефтехимия является одной из крупнейших отраслей мировой промышленности, развитие которой неотъемлемо связано с глобальным ростом. Перерабатывая углеводороды, она создает широчайшую номенклатуру продуктов – от топлива до бытовых изделий, а ритмичное функционирование транспортной системы немыслимо без устойчивой работы нефтехимических предприятий. Однако, играя столь существенную роль в промышленном производстве, нефтехимия создает постоянную нагрузку на окружающую среду.

Эксперты считают, что объединение усилий – единственный путь к быстрой и максимально эффективной цифровизации экономики.