Мировая экономика

За последнее время российский энергетический комплекс столкнулся с целым рядом новых вызовов. Повсеместная радикализация энергетической политики, четвертый энергопереход и связанные с ним риски сокращения потребления традиционных углеродных ресурсов, а также давление на ТЭК, оказываемое пандемией коронавируса, – все эти вопросы требуют четких и безотлагательных решений. 10 ноября 2020 года Минэнерго РФ возглавил Николай Шульгинов – опытный энергетик, работающий в отрасли с 1975 года, экс-глава ПАО «РусГидро» – одной из крупнейших российских энергокомпаний. О том, что уже сделано для отрасли под его руководством и какие задачи стоят перед ведомством сейчас, – в материале «БР».

В 2007 году философ, экономист и трейдер Нассим Талеб ввел в общественный дискурс понятие «черного лебедя». Так мыслитель назвал масштабные труднопрогнозируемые события, которые происходят внезапно и влекут за собой значительные последствия. «Черный лебедь» – это неожиданная и резкая трансформация привычного мира, поэтому для бизнеса он всегда оборачивается жесткой проверкой на прочность, устойчивость и гибкость. В 2020 году таким «черным лебедем» для многих индустрий стала пандемия вируса COVID-19: она серьезно подорвала рост национальных экономик, унесла сотни тысяч жизней и оставила без работы миллионы людей. В то время как большинство секторов экономики задыхаются от каскадного разрушения цепочек поставок, спада спроса, падения объемов производства и других последствий коронавируса, у некоторых отраслей открылось второе дыхание.

– Если говорить о мировом спросе, то мы абсолютно уверены, что в ближайшие пять лет газовый рынок, газовый бизнес, газовая отрасль будет уверенно расти, – подчеркнул Алексей Миллер. – Этому росту ничего не угрожает со стороны других энергоресурсов. «Газпром» до 2025 года прогнозирует рост мирового спроса на газ на 17% или на 635 млрд куб. м.

Пандемия коронавируса запустила системный кризис, затронувший все отрасли российской экономики. Ощутили его последствия и компании реального сектора, на долю которых приходится около 30% российского ВВП. По оценке Росстата, отечественная промышленность по итогам 2020 года снизилась на 2,9% – это первый спад с 2009 года (тогда падение составило 10,7%). О том, как российское производство перенесло COVID-19 – в обзоре "Бизнес России".

Нефтехимия является одной из крупнейших отраслей мировой промышленности, развитие которой неотъемлемо связано с глобальным ростом. Перерабатывая углеводороды, она создает широчайшую номенклатуру продуктов – от топлива до бытовых изделий, а ритмичное функционирование транспортной системы немыслимо без устойчивой работы нефтехимических предприятий. Однако, играя столь существенную роль в промышленном производстве, нефтехимия создает постоянную нагрузку на окружающую среду.

По данным экспертов, это повлечет годовой сбой в секторе международного туризма. Подобный прогноз озвучен в обнародованном докладе «COVID-19 и туризм» Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД).

ТАСС цитирует заявление директора-распорядителя Международного валютного фонда Кристалины Георгиевой, сделанное на видеоконференции журнала Time.

Спрос на нефть в 2020 году может из-за коронавируса упасть впервые за 11 лет. Об этом говорится в заявлении Международного энергетического агентства.